Конкурс финансируется компанией РУСАЛ

Организационную поддержку конкурса осуществляет российское представительство Британского благотворительного фонда Charities Aid Foundation   (CAF)

Карта района Жители Видеоролик Фотоальбом На главную

Возникновение села.

Село Кулижниково расположено в отрогах Саянских гор, к северо-западу Саянского района. Колхоз Борец с севера и запада  граничит с Уярским районом (бывший Партизанский район). Южнее колхозные поля  граничат с полями колхоза имени Чапаева (село Б. Арбай), с востока колхоз Заветы Ленина (село Агинское). И с северо-востока Межовский совхоз (село Унер). Местность вокруг неровная, холмистая. На расстоянии 20-25 км  к западу  начинаются Саянские горы, покрытые сплошными массивами хвойного леса: лиственница, кедра, пихты, ели, сосны. Вокруг села хвойный лес вырублен, кроме елки. Вместо хвойных деревьев выросла береза и сосна. Жители заготавливают из березы и сосны  дрова, иногда используют как строительный материал, заготавливают  заплотник, жерди и т.д. Вдоль села с южной стороны с запада на восток протекает река Анжа, которая впадает в реку Кан около деревни Усть-Анжа (30 км от села Кулижниково). Хозяйственного значения река почти не имеет, кроме  того, что   на ней стоит в настоящее время  Новобрянская водяная мельница. Любители-рыболовы ловят сетями и удочками хариуса, налима, ленка,  окуня. Местность богата  строительным камнем, песком, глиной.

Деревня Кулижниково основана в 1897 году. Название деревни произошло от фамилии первого жителя Кулижникова Владимира. Его отец был сослан  царским правительством в Красноярск. Сыновья занимались различным промыслом, в частности охотой. Владимир Кулижников с братом Александром попали в эти места и построили себе зимовье (сейчас на этом месте строит дом  агроном Раенко Ф.М.). Вторыи жителем был Скорлупов, сосланный царским правительством из Варшавы. Постоянного места жительства у него не было, он нанимался в работники. А потом он женился на дочери Александра  Кулижникова  и построил себе дом (ныне здание сельского совета). Все звали его паном, так как по национальности он был  поляк. Отсюда и пошло название Панская пашня. Эту землю раньше обрабатывал Скорлупов. С 1897 года начинается заселение нашей деревни. Сразу приехало несколько семей: Гудель, Станкевич, Логиновы, Януши. На западе не хватало земель крестьянам, царскому правительству  было выгодно заселить Сибирь. И сами крестьяне бросали свои насиженные места и ехали искать себе лучшей доли. Сначала они отправились в Сибирь  самоходом, чтобы посмотреть сибирские места, землю. Несколько семей собирали деньги на дорогу самоходом.  Ехали они по железной дороге, она была построена только до Канска, железного моста через Енисей не было,  переезжали на пароме. Приехав сюда, они шли к крестьянскому начальнику, который жил в волости, в Ирбее и говорили ему о своем желании переехать жить в Сибирь. Крестьянский начальник наделял их землей. Новоселы селились, не там где им захочется, а там  где выделит им место крестьянский начальник. Он поселял крестьян из одной местности в одну деревню, из другой в другую. В Кулижниково большинство жителей из Литвы (Вильнюсского уезда), Белоруссии (Могилевской губернии, Догачевского уезда). На обратную дорогу крестьянский начальник так называемые путевые деньги 20 рублей. Эти деньги давались государством безвозмездно. Но крестьянские начальники, пользуясь темнотой самоходов, давали столько, сколько возьмет крестьянин. Обычно брали 5-10 рублей, потому что им говорили об обязательном возврате денег. Остальные деньги начальники забирали себе. Новоселы обязаны были приехать не позднее, чем через три года. Если они не приезжали, их места отдавали другим. Когда приезжала семья, ей выдавались подъемные деньги в сумме 100 рублей, получив такую большую сумму, иногда новоселы уезжали обратно. Чтобы удержать новых жителей, подъемные деньги позднее стали выдавать по частям. Крестьянский начальник редко приезжал в деревню, он следил за тем, чтобы строились в деревне по плану. Новоселы писали своим родными знакомым, и рассказывали, что здесь много земли, приглашали к себе. Деревня с каждым годом росла.        

 Село до революции.

В деревне выбирался староста. В нашей деревне в первые годы старосты не было, так как деревня была малописьменная, управлял ею Унерский староста. Государство платило ему 20 рублей в год. Староста мог арестовать крестьянина за потраву хлебов, хулиганство. Он сообщал о преступлении в волость. Там судил мировой или волостной суд. В обязанность старосты входил сбор податей с крестьян; казенных и местных. Местные подати платили в зависимости от того, сколько крестьянин пахал земли. Государство брало по 15 копеек за десятину в год. На одного мужчину записывали 15 десятин, за все 15 десятин должен был платить хозяин, хотя он не обрабатывал. Сбор податей проходил 3 раза в год. Были случаи, когда крестьяне не могли заплатить подати, тогда выезжал из волости урядник за описью имущества. Если в доме была только пара лошадей, одна корова, мебели не было, то ничего не брали, недоимку списывали. Такие вещи как самовар, машинка считались роскошью, а железных кроватей даже и не видали. Эти вещи могли взять за недоимку. Крестьяне занимались главным образом земледелием, охотой, добывали орехи. Все делали вручную. Орудия труда; серп, лопата, цепи, ручная соха. Сохи ковал кузнец. Каврус. В 1903 году появились воронежские плуги, позднее одесские и брянские. Крестьяне не могли нарадоваться таким орудиям труда. Но приобрести плуги могли только более зажиточные люди. Плуги можно было купить у купечества в Рыбном. Купцы хранили плуги в складе, стоили они 25-30 рублей. Первая жатка была куплена Гилем в 1907 году. Но большинство крестьян обрабатывали землю сохой, убирали хлеб серпом. Главным образом сеяли рожь, овес, ячмень. Урожайность была очень высокая;  с 1 десятины намолачивали 60-70 центнеров. Если сеяли 6-7 мешков овса, то осенью получали 120 мешков; с 80 снопов ржи намолачивали 12 мешков. 100 мешков давало 5 центнеров ржи. Высокая урожайность объясняется тем, что земли были новые, очень плодородные. Хлеб был главным средством существования. Его продавали купечеству в Рыбном. Крестьяне сами везли хлеб. На первых порах, когда купечество было слабым, хлеб стоил очень дешево- 40 копеек пуд. Перед войной 1914 года хлеб стоил уже 60-70 копеек пуд. Картофеля сажали очень мало, потому что его никто не покупал, сбыть его было некуда. Один куль картофеля стоил 30 копеек, десяток яиц -5 копеек. Скот был дешевый, пуд сала стоил 6 рублей, корова 20-25 рублей, конь 30 рублей. Главным строительным материалом в то время был лес. Его пилили ручной пилой. Кирпича не было, печки ложили из камня и из самодельного кирпича. Земля принадлежала крестьянам. Крестьяне могли обрабатывать столь земли, сколько смогли обработать. Много крестьяне не могли взять земли, так как большинство имели только соху. Самые зажиточные крестьяне; Скорлупов, Ледник, Гездель, Гиль - обрабатывали не больше 12-13 десятин. У ледника было 4 коровы, 4 коня, 13 десятин земли и конная молотильная (жатка) установка, жатка, сортировка, пасека. Пасека состояла из  400 колодок, каждая из них давала по 3 пуда меда. Мед продавал Ледник в Уяре, получал очень большой доход. Но, по рассказам старожилов, Ледник не понимал людей, потому что его семья состояла из 18 человек, 3 его сына жили при нем. Они жили там, где сейчас находится наш магазин. Это был очень умный, хозяйственный крестьянин. Не было в деревне человека, которого бы не угостил он медом. Культура деревни стояла очень на низком уровне. Правда, грамотные люди были, умевшие читать и писать: Волосович, Каврус, Ледник, Кравченко (два брата), женщина Гаспарович. Она собирала жителей и читала  ''Евангелия''. Крестьяне вели переписку с родными на западе. Школы в деревне не было. Сначала учили в доме Балаша, работала одна учительница. Учились по желанию. Часто родители не пускали детей в школу, так как не хватало в семье рабочих рук. Школа была построена перед Самой войной (в 1914 году) на том месте, где стоит нынешняя школа. Но она сгорела в1931 году.  Дома освещались лучиной. Лампа и керосин появились 1903 году только у богатых, а беднякам не на что было купить. Полы в доме были глиняные, спали на нарах, укрывались дерюгой, в середине которой была куделя. Баню топили по очереди, мылись в одном корыте по 10 человек. Клуба тоже не было. Молодежь собиралась по очереди друг у друга или на улице. У писаря Кравченко была скрипка. По просьбе молодежи он играл, ему платили около 40-50 копеек за вечер. Умел играть на цимбалах Волосович. Была гармошка у Логинова. Конечно, никаких концертов не было. Но у людей и тогда была потребность петь, а песен не знали; старожилы рассказывают, что крестьянин шел или ехал на коне и пел о том, что видел; '' Вот стоит береза лохматая'' или '' Солнце встает, птички поют '' Когда приехали с запада новые жители, они привезли с собой песни Последний нынешний денечек гуляю с вами я друзья'', '' Чудный месяц плывет над рекою'', ''Калинушка'' Люди только трудились. Во время сева и уборки жили на пашне, только в субботу приходили. Книг не видели. Газеты получал только Ледник. К нему часто собирались поиграть в карты, и он читал всем в слух газету. Так люди узнавали о событиях в стране. Был в деревне и писарь Кравченко Бавила (для деревни Кулижнеково и Орловки). Платили ему 10 рублей в год. Возил писаря и старосту человек, которого называли бланка.  Бланка запрягал в кошеву лошадей, обязательно с колокольчиком, сначала с Ирбея позднее с Агинска. Рассказывают, что почта ходила нерегулярно, так что старикам приходилось идти за пенсией пешком в Ирбей. Не было в Кулижнеково до 1911 года магазина. Чтобы купить соли, спичек и других вещей, нужно было идти в Рыбное. Потом открыл лавку у себя на долгу Шевердак (ныне дом Калинушкина), Ледник и Дольников Тит. Товары они брали у купечества в Рыбном, потом с ним рассчитывались. В 1911 году открылся магазин, торговал Ледник. Кулижниковцы ходили  в магазин и в Агинское (сейчас находится на этом месте столовая). Там торговали евреи; Леонтий Осипович, Абрам, Голпирович. У них в магазине можно было купить железо, обувь, соль, материал, сахар, чай, табак, лампы; но сшитой одежды не было. Доктора в деревне не было. До Великой Октябрьской социалистической революции был один фельдшер на волость. Смертность детей была очень большая. Так жили крестьяне нашей деревни до Великой Октябрьской социалистической революции.

 Село в годы гражданской войны.

В 1917 году и до нашей деревни дошла весть о том, что  царя сбросили, и в стране устанавливается  советская власть. С Агинска приезжали уполномоченные и рассказали о новой жизни. Земля стала собственностью государства, она бесплатно передавалась крестьянам. Но враги не давали трудящимся устраивать мирную жизнь. Началась гражданская война. В Сибири свирепствовали отряды колчаковцев. В 1918 году начали организовываться партизанские отряды в Манском районе. Прошла мобилизация в Красную Армию, сбор наших новобранцев был в  Агинске. Шли с оружием и без оружия. Дисциплины в отряде не было,  поэтому, услышав о приближении белых с Ирбея,  все  мобилизованные разбежались. Начальника Мизинцева чуть не расстреляли за то,  что не сумел организовать отряд. Из нашей деревни ушли в партизаны добровольцами  Станкевич Иван Антонович   и    Щикайло Сергей Яковлевич.  Снова провели  мобилизацию  в Красную Армию. Красные находились здесь до 1918 года, в это время с Ирбейского района на уничтожение красных шло 10000 тысяч колчаковцев.  Красные сражения не выдержали и бежали по тайге по направлению к Минусинску. В январе 1919 года в 4 часа утра впервые появился колчаковский отряд в 70 человек. Они ехали из Ирбея через Агинск в  Талое к своему отряду.  Они везли оружие: винтовок два воза и  два мешка патронов. Разбившись по несколько человек, колчаковцы   заночевали в домах жителей деревни, преимущественно вблизи   школьной площади. Они отбирали у жителей теплую одежду, продукты. Штаб белых был у Ледника. Дольников Тит верхом на лошади уехал в Арбай к партизанам  сообщить о том, что в деревни колчаковцы. Ночью красные партизаны окружили деревню, и перешли в наступление. С редкими выстрелами  Красные совершили ошибку: не устроили засаду, как это предлагал партизан из деревни  Станкевич Иван. Наступление шло снизу деревни. Часовой колчаковцев, заметив партизан,  дал  выстрел в воздух. Этим дал знать своим. Начался бой. Белые, располагая небольшими силами, решили уйти. Они под угрозой  расстрела заставляли жителей запрягать лошадей, поднимали в нижнем белье, не давали времени даже одеться. Всего было собрано  около двадцати подвод. Но награбленное добро им не удалось вывезти, они очень спешили. После побега колчаковцев Красные заняли деревню. Жители угощали партизан всем, чем могли. Через несколько часов партизаны тоже оставили деревню.

Логинов А.Н. рассказал интересный случай, который говорит о том, что партизаны были недостаточно бдительны и поэтому гибли. В Ивановке колчаковцы заехали в дом погреться вместе с нашими подвозчиками. Два партизана (они  были, видимо, в разведке) забежали в этот же дом и приняли колчаковцев засвоих. Колчаковцы сразу узнали в них партизан и, ничего не сказав, начали быстро собираться в путь. С собой прихватили и партизан. На пути к Андераку была засада красных. Когда партизаны выбежали, раздался крик: Не стреляйте ребята, это наши! Партизаны подошли ближе. Колчаковцы  открыли огонь, в первую очередь убили партизан, сидевших с ними на возу, и еще несколько человек. Остальные успели скрыться. Через три дня в Таломе  был бой, и красные победили. Из нашей деревни ушли в партизаны  Троцкий А., Волосович  остап.   В деревне были назначены дежурные подводы, чтобы подвозить солдат при отступлении и наступлении. Колчаковцы в свою очередь тоже брали себе подвозчиков. Жители  были на стороне партизан,  но  под угрозой расстрела вынуждены были служить колчаковцам. 

Наши партизаны: Станкевич, Щикайло, Троцкий, Волосович - участвовал в наступлении из Ноя на Рыбное. Подвозили партизан  Скадоров, Раенко, Скорлупов. Красные взяли Рыбное,  там захватили, но держаться в Рыбном не могли, не было сил. 

В мае 1919 года началось наступление колчаковцев по всему фронту. В Агинске был бой, оттуда колчаковцы шли через Кулижниково. В деревни они остановились на три дня. Жители из деревни бежали в лес, дома, где не было хозяев, разоряли. Началась расправа над ними. Был пойман Тит Дольников, который передавал сведения партизанам о белых. Его выдал Зотов, уральский казак. Дольника вывели на площадь, Били до потери сознания, обливали холодной водой, снова били, а потом отрубили голову. Казнен был и Гиль Иван мельник, за то, что давал партизанам муку.

Издевались над женщинами, стариками,  били плетьми, нагайками. В Кулижниково были расстреляны пять человек из Миргины Ирбейского района. Их поймали в поле в Глубоком ключе (шли с Агинска). Белые привезли их в деревню, устроили публичную казнь: били,  стреляли в них, а потом отрубили им головы. Казнь проходила на южной стороне площади, где их и закопали. А когда колчаковцы из деревни уехали, мужчины перевезли их тела на кладбище и схоронили в братской могиле. Позднее приезжали их родственники в деревню, сейчас на братской могиле поставлен памятник.  Колчаковцы узнавали тех, кто оказывали помощь красным или даже просто сочувствовали им. Такими были Юша  Людвиг Адамович, Редько Устин. Людвиг Юша  бывший матрос, помогал партизанам, чем мог. Когда вступала в деревню колчаковская конница, он в это время доил корову. Находчивость помогла ему, он повесил ведро на кол, а сам  убежал в лес к партизанам. А белые, окружив его дом, ждали возвращения. Недождавшись поняли, что их обманули.  Казнь Редько Устина они оставили на утро,  потому что  за день уже устали от разбоя. В его доме поселились десять человек. Сам Устин знал, что его ждет, хотя белые об этом молчали. Вечером колчаковцы напились и уснули, Редько хотел порубить их шашкой, но побоялся, что убьют мать и отца. На рассвете убежал в лес. Утром белые поняли свою ошибку, сильно ругались, допрашивали мать, где сын.

Колчаковцы пошли из нашей деревни в Рыбное, а красные  отступали на станцию Баджей. Через пять дней они вернулись, на их знамёнах  было написано Сжечь. Белые сожгли дома партизан: Юши Людвига, Станкевича, Волосовича, Трочкого, Логиновых. Стояла охрана до тех пор, пока дом не сгорел дотла.

Колчаковцы создали дружины в Агинске, Ирбе, Рыбном. Провели мобилизацию в свою армию, брали насильно. Из нашей деревни были мобилизованы   Ледник, Буйко, Гарцук, Балаш и другие. Была  установлена колчаковская власть, партизанам пришлось прятаться в тайге. Они часто приходили в деревню ночью, а жители  снабжали их там. Сами колчаковцы не верили в свою победу. Об этом, говорит вот какой случай, который произошел у нас в деревне. К Редько Платону зашел в дом колчаковский офицер и стал по-хорошему разговаривать со стариком. Он спросил: Как ты думаешь, дед, победим мы красных? Старик побоялся сказать правду и схитрил: Конечно у вас вон, какая сила, все от страха бежали из деревни. А колчаковец  ответил: Нет, не победить нам красных, они в лесу прячутся и нас везде видят, а мы их не видим. И вы помогаете не нам, а партизанам. И на самом деле было так. Все жители деревни считали партизан за дорогих гостей, в деревне сразу наступало веселье. А появятся колчаковцы деревня словно вымирала, все прятались кто куда, даже сидели в подвалах. 

Наши партизаны: Юша Людвиг, Станкевич, Щикайло, Трочкий, Волосович-находились в партиханском отряде, до окончания разгрома колчаковской армии. Во главе партизанской армии стояли Кравченко и Щетинкин.

ЩетинкинП.В. (1885-1927). Заместитель главного командующего партизанской армии. Енисейской губернии командир партизанского отряда Северо-Агинского полка.

Родился в 1885 году в деревне Красновка Агинского уезда. Организатор одного из первых партизанских отрядов в Агинском  уезде, коммисар главного партизанского штаба. Отряд Петра Ефимовича Щетинкина состоял из крестьян: Собратьев по труду и угнетению. Щетинкин вместе с Кравченко  организовал действующий отряд лыжников для более успешной борьбы с неприятелем. Они обратились к населению притаежных деревень Затубанской и Верхне-Енисейской губернии с просьбой сделать все имеющиеся у населения лыжи для партизан. Эта просьба была выполнена в самый краткий срок. Места действия партизан Щетинкина: д. Лапшиха, д. Слабцовка,   д. Зеленцы,   д. Коробейниково, Критово. Освобожден был Внзовод, затем переход через сосновый бор в селе Алтат. Далее отряд держал направление на Абакан, Минусинск. Окончили путь на монгольской границе.

Щетинкин П.Е.- делегат 7 Всероссийского съезда советов. Умер в 1927 году в Иркутске, тело было перевезено в Новосибирск.

КравченкоА.Д.  (1881-1924)-  Командующий партизанской армией Енисейской губернии. Родился в семье крестьянина, окончил сельскохозяйственную школу в городе Саратове. В 1900 году за участие в политических стачках и революционную деятельность был осужден и приговорен к двум годам тюремного заключения. В 1914 году мобилизован в армию, заведовал магазином продовольственных товаров Агинского гарнизона, он был одним из организаторов Агинского Совета солдатских депутатов. А.Д. Кравченко в марте-апреле 1917 года принимал активное участие в борьбе с купцами-спекулянтами. С ноноября1918 года по июнь 1919 года руководил партизанским движением  на участке Камарчага-Канск, а затем   партизанской армией Енисейской губернии  (после соединения с ачинскими партизанами). После разгрома Колчака, Кравченко А.Д. воевал на Польском фронте.     

 Село после гражданской войны.

После разгрома колчака все трудящиеся нашей страны, а также и нашей деревни, приступили к мирному строительству. Это было очень тяжелое время для молодой Советской республики. Все хозяйство было разрушено, не было самых необходимых продуктов; хлеба, соли. Советское правительство вынуждено было ввести продразверстку. Это была политика военного коммунизма. У крестьян забирали все излишки, торговля хлебом была запрещена. Люди старшего поколения помнят эти тяжелые годы. Они и тогда понимали, что политика Советского правительства вынужденная. В 1921 в нашей деревне впервые был избран сельский совет, первым сельским председателем был Ерохин. В состав сельского совета вошли; Ледник, Константин Ив, Логинов Илья. Выборы проходили открытым голосованием. Через каждые два года менялись председатели; Устин, Осипович Редько Горбань, Годунов, Нетуков, Юша, Шаланин, Цуканов, Искаков, Шерстнев, и другие. С 1921 года в нашей стране была введена экономическая политика (Н.Э.П.). Был установлен налог в зависимости от количества пахотной земли. Налог давался  небольшой; с 9 га 30 пудов зерна. Теперь вольно торговали, приобретали машины (веялки, жатки). Комиссия во главе с сельским председателем (в это время работали Юша, Ерохин, Редько)  строго проверяла посевые. У кого был плохой урожай, налог брали меньше. В этот же период образовался комитет бедноты (краском). В него вошли следующие; Барановский Петр, Барановский Сергей, Барановский Николай, Борисевичь Павел, Гиль Филипп, Пашкевич М. Комитет бедноты засыпал фонд (зерно) для бедных. Семена для фонда брали из каждой семьи. Кто нуждался в семенах, обращался в краском, там оказывали помощь. Для хранения зернового фонда общество построило двухэтажный амбар. В 1927 году жители нашей деревни впервые увидели кино. Кино в это время было немое. При демонстрации фильма движок приводили в действие вручную, так как не было электричества. Первым сельским киномехаником был Гарцук Василий Митрофанович. Немое кино было и во время Великой Отечественной войны.

  Коллективизация в селе.

Деревня оправилась после гражданской войны. Но разрозненные мелкие крестьянские хозяйства не могли обеспечить страну хлебом. Поэтому правительство решило провести коллективизацию. В июле 1929 года в нашей деревне образовался колхоз. В него вошло семь семей бедняков, в том числе, Барановский Петр, Барановский Сергей, Гиль Филипп, Нетуков, Пупкевич. Колхоз был назван ''Красный сибиряк''. Председатели выбрали Барановского Сергея. Пупкевич был крепким середняком, но он вступил в колхоз, боясь раскулачивания. Были раскулачены и высланы из деревни; Ледник, Гудель, Скорлупов, Кавецкий, Пупкевич. За то что Пупкевича приняли в колхоз, Барановский Сергей, председатель колхоза, был арестован и посажен в тюрьму на три года. Кусаки не оказывали сопротивления. Но с ними поступили жестоко; все они были высланы из деревни. Ледник просил, чтобы его оставили в деревне, обещал работать на пасеке для деревни. Но его не послушали. Пасека из 400 колодок была варварски разорена, пчелы уничтожены. Здесь оказались перегибы со стороны некоторых партийных руководителей. Колхозники убирали осенью кулацкий хлеб. Вступая в колхоз, крестьянин отдавал лошадь, имеющиеся орудия труда. Общего скота у колхоза не было до 1927 года. В 1930 году колхоз насчитывал около 30 хозяйств. В таком составе колхоз продержался до 1931 года; в 1931 году вышла больше половины колхозников. Люди боялись всего нового, очень сильна была привычка и к своей земле, и хозяйству. Жизнь в колхозе  не понравилась им.  Но выходили из колхоза только середняки. Сразу же всем середнякам, не вошедших в колхоз, было дано твердое задание поставки хлеба, продуктов. Выполнить его крестьяне были не в силах. Тогда они снова пришли в колхоз. В 1935 году коллективизация в нашей деревне в основном была завершена, в колхозе было около 100 хозяйств. Правда у нас в деревне есть такие хозяйства, которые прожили свою жизнь без колхоза, это Троцкий Матвей и Макаревич Иосиф. Это повлияло на их жизнь. Все колхозники относятся к ним недружелюбно, а их самих не увидишь среди людей. Они одиноки. Основную тягловую силу колхоза составляли кони. Коней было достаточно, потому что у каждого крестьянина была даже не одна лошадь. Колхоз имел 5 жаток (взяли у кусаков).  Посевная площадь на первых порах       составляла примерно 300 га. Но урожай получали колхозники не большой, потому что земля обрабатывалась плугом, тракторов еще не было. В 1936 году из Ср-Тинской М.Т.С. в наш колхоз пришло два колесных трактора, работали на керосине. Гиль Михаил и Гальцов - первые трактористы.  Позднее на этих тракторах работали Сыроешко Иван, Макаревич, Борисевич Сергей. В 1939 году появился гусеничный трактор СТЗ. С 1940 года работали на гусеничных тракторах Т2Т, которые нужно было обеспечить чурочками. Сам колхоз не мог обеспечить этим топливом трактора, поэтому каждому  двору давалось задание сушить чурочки, сушили в печках. Колхоз поставлял государству только хлеб.  Во время коллективизации председателем сельского совета был С.B. Шалонин.  Шалонин Семен Иванович, работал в Кулижникого сельским председателем  с 1930 по 1935 год.   Сельскому совету была дана неограниченная власть на месте. Решение сельского совета никто не мог отменить. Сельский совет отвечал за заготовку хлеба, молока, мяса, ремонт школы, выплату учителям зарплаты. Сельский совет выносил решение о раскулачивании. На сельский совет возложена и разъяснительная работа среди населения. Эта работа проводилась через десятидворку, к которой закреплялся член сельского совета.  В 1932 году C.И. Шалониным была организована партийная ячейка из трех человек,  его избрали секретарем партийной ячейки. В 1935 году ячейка выросла до 8 человек. Как вспоминает С.И. Шалонин, работа была очень трудная, потому что люди были в основном не грамотные. В деревне не было ни одного человека  со средним образованием. При школе создали лекпункты для обучения неграмотных молодых и старых.   День 1937 года был большим праздником для трудящихся нашей страны и деревни. Это были первые выборы в Верховный совет. Жители нашей деревни голосовали за Грудякова (в Совет союза и Мутину (Совет национальностей)). К выборам готовились очень много. Выборная комиссия красочно убрала клуб. Собирали по деревне скатерти, дорожки, цветы. Целый месяц, убранный клуб стоял и после выборов. А в день выборов было очень большое торжество; играла музыка, работал буфет. Все жители надели на себя самое лучшее. В  1937 году колхоз закупил 9 коров, через три года появились овцы, куры, гуси. В 1938 году было начато строительство новой школы, которая была открыта в 1941 году. В этой школе мы учимся и сейчас. Но в то время в ней было только 4 класса. До открытия этой школы учились в здании сельского совета, которое было отдано под школу. Позднее это клуб. Несмотря на некоторые улучшения, жизнь колхозников была очень тяжелая. Колхозники платили государству очень большие налоги, 50 кг мяса, 75 яиц, свиную, овечью кожу; денежный налог 500 рублей за корову, 300 рублей за свиноматку, 42 рубля с сотки за землю (в старых деньгах).

                         Село в годы Великой Отечественной  войны.                                                     

  

Великая Отечественная война была суровым временем и для жителей нашей деревни. 77 человек ушли защищать Родину от фашистов. 38 молодых ребят не вернулись домой, отдали жизнь за Родину. Некоторые матери потеряли даже по 2 3 сына. Макаревич Ксения отправила на войну 6 сыновей, а вернулось только трое. У Улицкой погибло два сына; Александр и Максим.  Якунович Анна Платонова потеряла двух сыновей; Николая и Федора. Вот что рассказала нам сестра Наколая Борисевич Федосья Гавриловна. Николай был взят в армию 1 апреля 1941 года, а через три месяца началась война. Их воинская часть находилась в Белоруссии. Из-за предательства все попали в плен. Три дня был в плену, а потом сбежал, некоторое время жил в одной латышской семье. Первое время приходилось скрываться от чужих глаз.  Так жить долго Николай не мог. Скоро он нашел других военнопленных, и они организовали свой не большой партизанский отряд, который позднее вошел в состав  большого партизанского отряда №100. К этому времени Николай женился на дочери хозяйки, Шуре, она тоже стала партизанкой. Партизаны подрывали немецкие составы, уничтожали немцев. При выполнении боевого задания он был пойман карательным отрядом и привезен на казнь в Могилев. На его глазах расстреливали советских людей, вешали. Эта же участь ждала и Николая. Шура, жена его, обманула каким-то образом немцев и спасла мужа. После освобождения Николай вместе с женой находился в партизанском отряде до 1944 года. Был тяжело ранен, после выздоровления снова сражался с врагами. 12 апреля мой брат пришел навестить, сына колю и мать. Не успел он войти в дом, как ворвались штаповцы  (Донесли соседи).  Николай был снова схвачен. Шура сделала попытку снова освободить его, но ее и  саму схватили. Их расстреляли вместе. Через три дня мать пошла в то место, где они были убиты. Но от убитых тел ничего не осталось, съели собаки. Их сын вырос у бабушки, много пришлось перенести бабушке, чтобы спасти внука. Полтора года жила на болоте, скрывалась от гитлеровцев, пока не освободила деревню Советская Армия. Недавно Николай, разыскав своих родных в Сибири, посетил родину отца. Также был расстрелян на Украине Лукша Алексей, который находился в партизанском отряде на Украине. Большой путь прошел Николаев Василий. Он был участником битвы под Сталинградом, находился с августа 1942 года по 3 февраля 1943 года. Получил медаль '' За оборону Сталинграда ''. Был контужен и ранен. Затем двинулись  Донец, Украину и форсировали Днепр, дошел до Одессы. Воинская часть, в которой находился Николаев Василий, была переброшена на первый Белорусский фронт, участвовал при форсировании р. Вислы. За форсирование реки был награжден орденом Красной Звезды. В августе 1944 года освобождал Люблин, Варшаву, получил медаль за освобождение Варшавы. А потом пошли на Германию, форсировали р. Одер, за  прорыв получил орден Отечественная война. Участвовал при взятии Берлина, получил медаль. Мы попросили рассказать Николаева Василия интересный случай из его военной жизни. Вот что он рассказал; '' 1 августа во время форсирования р. Вислы нас хотели немцы бросить в реку, оставалось уже только три человека. Но к счастью подбросили боеприпасов, людей и мы продвинулись вперед. А  7 августа враг  пошел в контратаку, были разбиты наши две пушки, убит комбат. Два дня бой шел без перерыва. Я первый заметил танки противника, доложил об этом на батарею. Когда многие были ранены и убиты, я стал наводчиком, подбил 7 фашистских танков. За это был награжден орденом Красной звезды. В течение все службы был разведчиком.  Сейчас Николаев Василий работает трактористом в нашей деревне, это уважаемый человек на селе. Не менее интересная военная жизнь была у таких наших односельчан, как Гарцука Степана Митрофановича, Гарцука Василия Митрофановича, Логинова Николая Андреевича, Кравченко Василия Игнатьевича, Шестакова Василия Михайловича, Кравченко Василия Тимофеевича и других. Сейчас многих участников ВОВ нет в живых, некоторые сменили места жительства. В честь 20-летия победы над Германией участники ВОВ награждены юбилейной медалью. Ужасы немецкого плена испытали на себе Балаш Никита Дмитриевич, Троцкий Петр Герасимович, Логинов Иван Венедиктович, Раенко Филипп Моисеевич. Женщины, оставшись в тылу, также героически трудились. На их плечи лег нелегкий мужской труд. За штурвалами тракторов сели наши женщины; Величко Варвара Александровна, Януш Вера Фомовна, Шалашова Наталья Никитична, Янукович Федосья Гавриловна.  Все они учились на курсах в Ср-Тинской МТС. Величко В.А. проработала на тракторе 7 лет, 4 года на колеснике, 3 года на гусеничном тракторе. О том трудном времени вспоминает Януш В.Ф. Она рассказывает;

- Работали мы с Величко В.А. вместе, находились на поле день и ночь; норму перевыполняли вдвое. А когда трактор ломался, мы брали поломанные части и несли на себе в МТС в Агинское. А  во время капитального ремонта зимой жили неделю, часто без продуктов. На воскресенье приходили дамой. В понедельник нужно было явиться к восьми часам утра. Дисциплина была очень строгая. За опоздание судили, давали принудку.  Приходилось выходить ночью. Продукты ан неделю (а кроме картошки взять было нечего) везли на санках. А идти было очень трудно, дороги все занесены, шли по полю в снегу, сами прокладывали дорогу. Ведь тогда на машинах не ездили, как сейчас. Чтобы не опоздать на работу,  бывало, пошлем вперед Буйко Василия, чтобы тот повесил наши бирки, как будто мы уже на работе. А сами в это время тащились с санками. За такой тяжелый труд трактористки получи на 1 тр. 100-200 граммов смеси ржи и пшеницы. ЗА год зарабатывали по 20 кг, получали в наволочку. Несли на мельницу, это зерно не было расчета, его парили в чугунках и ели. За героический труд трактористки; Величко В.А. , Януш В.Ф.- были награждены медалью ''За доблестный труд''.  

 

 

Тяжело приходилось женщинам и на других работах. Все работы выполнялись вручную. В колхозе было всего 3 коня и 7 быков. Семена из Унера возили женщины на себе, на тележках. Дрова, сено для своего хозяйства доставали также на себе. Хлеба колхозники не получали, питались картошкой, а летом травой, которую собирали после работы. Но наши матери не падали духом, терпеливо переносили все невзгоды, растили, воспитывали детей. За героический труд были также награждены медалью следующие жители нашей деревни:

Станкевич Лидия Александровна,

Барановская Анна Иосифовна,

Редько Мария Васильевна,

Януси Мария Александровна,

Талайко Иван Яковлевич,

Скадоров Федор Александрович.

Наша деревня оказывала помощь фронту. Женщины вспоминают, как они собирали посылки с теплыми вещами. Отрывали последнее от детей, вязали носки, варежки отсылали воинам.

С фронта приходили письма, в которых бойцы благодарили матерей, сестер и  обещали бить фашистов до последней капли крови. Все,  что производилось колхозом, сдавали государству. Ввиду плохой обработки земли урожаи были очень низкие  4-6 центнеров с гектара. Уборка хлеба производилась вручную.

Село в годы после военных пятилеток.

Окончилась Великая Отечественная война. Оставшиеся в живых вернулись в родные края. Хозяйство деревни    находилось на очень низком уровне. Впервые пять лет были достигнуты успехи, но небольшие.

В 1951 году объединились три колхоза: Красный сибиряк

(Кулижниково), Борец (Средне-Агинка), Вольный труд (Шудрово). Объединенный  колхоз был назван Борец. Председателем выбрали-Сирацкого. Центр колхоза находился в Средне-Агинке. Объединение благотворно отразилось  на жизни кулижниковцев.

C 1сентября 1966 года наш колхоз перешел на денежную гарантированную оплату труда колхозников. Такое решение приняло общее собрание. Труд колхозников стал нормированным. На заработанный рубль  начисляют еще 1,5  килограмма хлеба и 20% районного коэффициента. Если колхозник заработал 100 рублей, то его  заработок вместе с коэффициентом составляет  120 рублей, хлеба 1,5 центнера. На руки колхозник получает 97,5 рублей  и 1,5 хлеба. Если большая семья и ей не хватает 1,5 центнера, то семья может купить у колхоза хлеб по 15 рублей  за наличные деньги.  Оплата труда стала более точная, заработок колхозника увеличился.

В социалистическом соревновании колхоз и совхоз района по развитию общественного животноводства колхоз Борец  признали победителем. Нашему колхозу вручили переходящее знамя райкома К.П.С.С, Занесли на районную доску почета, вручили ему почетную грамоту. Труженики нашего колхоза вырастили богатый урожай. Между бригадами шла упорная борьба за первое место по производству зерновых культур.

Стройки колхоза.

За последние три года  в колхозе развернулось большое строительство. Построено 8  жилых  домов, клуб, контора, магазин в Шудрово, клуб в Новобрянке, 2 новых  свинарника, сушилка, зерносклад в Средне-Агинке и Шудрове, три коровника, телятник в Средне-Агинке, зерносклад в Кулижниково. Колхозники своими силами с помощью колхоза  стали перестраивать свои дома. Только в деревне Кулижниково построено 10 домов.

Повысилась культура жителей. Каждый дом получает газеты и журналы. 

 

 

Летопись села Кулижниково и колхоза  Борец.

Эту летопись начали создавать в 1966году учащиеся 7 класса. Много интересных данных о прошлом села сообщили старожилы: Барановская А.И., Логинов А.Н., Гарцук Т. Об установлении Советской власти, Событиях гражданской войны, коллективизации  рассказали в своих письмах  Шалонин С.И., Редько У.О., бывшие сельские председатели.

 

Карта района Жители Видеоролик Фотоальбом  В начало На главную
Информационная  система Саянского района создана группой учащихся 10в класса МОУ Агинской средней общеобразовательной школы №1,
Саянского района, Красноярского края под руководством педагогов И.И. Гаммершмидт и Д.А. Гаммершмидт
2005-2006 г.